Записки о Камчатке. Мертвый лес.

Снова дождь. Сквозь сон слышу как он барабанит по палатке. Толбачик не хочет нас видеть, прячется за тучами, а мы в палатках.. Мы расстроились.

  • Еще один сонный день.

Тем временем 2 дня до дембеля. Так мы в шутку зовем день, когда нас заберет вахтовка и отвезет в поселок Эссо, где нас ждут горячие ключи и домашняя еда (ну и магазин с пивом). А пока вместо источников дождь и сплошная облачность.

К 10 часам дождь внезапно прекращается, и все вылезают умываться и готовить завтрак. Решаем идти в пещеры на целый день. Дорога нудная и долгая, с несколькими подъемами и обзорными площадками. Наверное, это лучше, чем сидеть в палатке целый день. Но предстоящие 30 км пешком меня как-то не воодушевляют.

Вышли. Черная безжизненная пустыня до самого горизонта. Черный фон, редкие вкрапления кустарников малиновой гвоздички, слезы умиления наворачиваются, как она тут вообще выросла? Вдали — немыслимое сочетание темных оттенков бурого, серого, зеленого. И где-то вдали две маленькие точечки, приближающиеся к нам с необычной для пешеходов скоростью. Разглядели двухколесные средства передвижения и обомлели — порой по песку сложно идти, ноги проваливаются, а эти ребята едут на велосипедах! Даже Егор был удивлен и поспешил пожать смельчакам руки, когда те остановились спросить, далеко ли до воды. Они проделали весь путь от Козыревска на велосипедах, а я жалуюсь на трудности пешего похода…

Как же жарко. Конечно, никто не ожидал на Камчатке солнца. Мы оделись в самые теплые ветронепродуваемые штаны и куртки, думали, что дождь не закончится никогда. По статистике на каждый километр высоты приходится падение температуры в 7 градусов, а значит, если спускаться, то с каждым километром вниз будет становится все жарче. Что и получилось. Через час пути, мы уже снимали куртки и закатывали штаны до колен.

Пейзаж вполне «лунный»: черные холмы с причудливыми вулканическими «бомбами» разнообразной формы и размеров, выброшенными при извержении. Довольно мрачно, но красиво. Везде прямо из черного вулканического пепла растет трава. Особенно много почему-то иван-чая. Его пышные яркие султаны очень эффектны на темном фоне. Идти по слежавшемуся пеплу легко.

Дошли до стоянки БТТИ, названной в честь предпоследнего мощного извержения Толбачика. Рядом стоит большая каменная вулканическая бомба — памятник вулканологам, которые трудились на Северном прорыве во время извержения.

Не знаю почему, но я чувствую такую сильную усталость, что решаю остаться внизу, пока ребята лезут на близлежащую сопку, чтобы посмотреть на разноцветные пески на вершине. Геолог тоже остается. Он ходит и собирает камушки в свою коллекцию, а я растянулась на лавке и сплю. Группа тем временем лезет на сопку, чтобы увидеть разноцветный песок.

Через полтора часа возвращаются ребята, и мы снова отправляемся в путь. И вот перед нами Мертвый лес — выжженный участок тайги извержением 1975 года. Удивительно красивое и в то же время печальное место. Многометровый слой вулканической пыли укрыл тогда огромную часть леса, и вся растительность погибла. От ранее зеленых деревьев после извержения остались только черные умерщвленные скелеты.

Это ж надо деревьям так сублимироваться, да без единого уголька! Сложно даже представить физику этого процесса. Да еще от 5 до 30 метров шлака под ногами… Деревья то могучие какие были!  Много лет прошло с тех событий, но природа до конца не восстановилась. Теперь это мое второе любимое место на Камчатке, наряду с застывшей лавой Толбачика.

От большого количества вулканического пепла был вынужден совершить аварийную посадку вертолет МИ-4. До сих пор на территории Мертвого леса находится обломок хвостовой части. Опять. Исландия.

Идем дальше и наконец-то приходит в район конуса «Звезда», где Егор показывает два входа в лавовые пещеры — один побольше и другой совсем узкий. Не люблю я пещеры, но полезла, как все. Лавовые все-таки. Темно, мокро, противно, узко, тесно. Все стены, покрыты острейшими лавовыми каплями, как у йога доска гвоздями.. Вылезли!

«Всегда, когда подхожу к этой пещере, боюсь… Берлога уж больно хорошая!» А мы-то! Как бараны! Полезли, даже в «дырку» не крикнули!

Отдохнув и перекусив, направляемся в обратном направлении. Уже прошло больше половины дня. Обратно идти в гору значительно неприятнее, тут не побегаешь. Жарко, невыносимо. Сняла флиску и осталась в одном лифчике. Не могу больше. Сейчас растаю.

Только спускаемся с холма, на встречу — наши велосипедисты. Они успели доехать до Клешни, поесть, и догнать нас, проехав 15 километров за пару часов. Реактивные.

17.20

Отлично, у нас закончилась вода. Идти еще километров десять по этому солнцепеку, а наши бутылки уже пусты.

18.10

Стрельнули у группы немцев 2 литра воды. Хотели стрельнуть вахтовку, чтобы доехать до лагеря и обратно (готовы были предложить по 500 рублей с носа), но иностранцы нам отказали. Припомним им 45ый.

На несколько километров вокруг ни деревца, НИ ЧЕ ГО! Замечаешь только сейчас, как пустынно вокруг.  Только десяток идущих вереницей людей, отданных на растерзание природе.

Processed with VSCO with a6 preset

19.10

Держаться-нету-больше-сил. Доползли по лавовой пустыни до стоянки БТТИ. Распили последний литр воды. И это мы еще даже не на половине пути! Отказались от перекуса, потому что есть нет сил. Воды. С одной стороны — лечь бы, да отлежаться, с другой стороны — темнеет, хочется пить и в лагерь.

Встретили велосипедистов. Они полазили в пещерах и возвращаются обратно. Один спросил, что еще можно посмотреть, и Егор послал его на вершину сопки. Парень, не раздумывая, взлетел на тропинку до вершины, через несколько минут устал крутить педали, взял велосипед подмышку и побежал ввысь.

  • За холмом еще холм, а за ним еще один. Какое-то начало получается. Холм в холме. И мы все идем. Мы никогда не дойдем до конца.

Мимо проезжает четырехместный джип. Пассажиры машут нам из окон и улыбаются. Мы встречались с ними у пещер. Им хорошо, а нам еще как минимум два часа топать в гору.

Около 20.10

Сделали привал. До лагеря осталась пара километров. Из-за облаков вылез Толбачик. Вокруг ничего нет. Только черный песок, верхушки редких сопок и темно-синий горизонт. Бросьте меня здесь.

Processed with VSCO with a6 preset

Я чувствую, что обгорела.

Вырвались вперед Егора и группы. Ползти со скоростью самых медленных участников не хватило терпения. Воды!

До воды остался один подъем в гору. Кажется, что совсем чуть-чуть, но — см пункт про холмы.

Остался один поворот. Вот уже совсем рядом наша сопочка…

Вода! Водичечка! Холодненькая! Не выпуская бутылку с водой из рук, забираюсь на вершину нашей сопки, чтобы встретить закат. Все позади. Все закончилось.

Толбачик, все 3 дня испытывающий нас на прочность, устроил грандиозное шоу: над черными конусами взмывали ввысь два белоснежных вулкана. Цепочка гор вдалеке на фоне голубовато-розового послезакатного неба и полная луна размером с монету.

Поздний ужин с гречкой и не съеденный ранее полдник расходится моментально. Больше не надо никуда идти. Колени и ноги тихонько постанывают, но эта боль приятная. Мы дошли. Завтра возвращаемся в цивилизацию. Последний чай, последние печеньки и конфеты, последний костер, последний смех в палатках.

Processed with VSCO with a6 preset

Перед сном мы валяемся в палатке и мечтаем о том, что сделаем первым делом по возвращению домой. Кто-то пойдет в свой любимый ресторан есть отличнейший стейк, кто-то купить кефир и батон, чтобы сесть перед телевизором и посмотреть какой-нибудь матч, а я буду целый день сидеть в информационном вакууме, боясь открыть почту и не желая просматривать сотни обновлений в социальных сетях и уж тем более читать последние новости! Буду вечером дома, пить чай с имбирем и медом и разгребать фотографии и рассказы для сайта, открою новую книжку, начну слушать новую музыку, ах да, и схожу в душ. Буду стоять под горячими струями воды час, а может и два. Никто не поторопит и не выгонит, вода не закончится.

Интересно, дома порой лишний километр сложно пройти, стоишь, ждешь автобус, чтобы проехать всего пару остановок. А на Камчатке проходишь по 20 км в день с 20 кг рюкзаком и глазом не моргнешь. Ну, разве что немножечко поскулишь, что тяжело, но все равно идешь, даже сам хочешь идти, вперед, километр за километром.

Свежие комментарии