Записки о Камчатке. В молоке.

Дневка – дождь с утра, сидим в «молоке».

Сегодня не надо никуда спешить. За завтраком ходят разговоры, что после обеда соберем лагерь и пойдем через перевал поближе к Толбачикам — это сэкономит нам целый день в конце пути, да и все достопримечательности (Поленница, русло Студеной) в округе мы осмотрели накануне — но, когда возвращается Егор с разведки, ушедший то ли в пять утра, то ли в шесть, решаем остаться в лагере на Марсовом поле у водопада еще на одну ночь. Тем более, идет дождь, и за туманом совсем ничего не видно. Молоко.

Processed with VSCO with a6 preset

После завтрака дождь зарядил с еще большей силой, мы прячемся по палаткам, разговариваем, спим и восстанавливаемся после сложного перехода накануне. К полудню ничего не делать надоело, Егор предлагает сходить прогуляться до домика вулканологов в долине Студеной, все утепляются, надевают штормовку и достают треккинговые палки. Я наблюдаю за всеми из палатки, чуть-чуть приоткрыв змейку — дождь по-прежнему не закончился. Противно снаружи. Мне не хочется никуда идти, пока он не закончится, но, судя по затянутому напрочь небу, он закончится еще не скоро.

Processed with VSCO with a6 preset

— Егор, я останусь с Александром Великим (прим. — Геолог) в лагере. Еще успею помокнуть в этом походе, — кричу, высунув нос из палатки.

— Хорошо, но учти, медведи наблюдают, и, как только пустеет лагерь, они выходят на охоту за одинокими туристами, — ехидничает Егор в ответ.

— Супер! Я увижу медведя, а вы — нет!

В палатке дочитываю последние страницы распечатанной книги, которые я в последний момент сунула в сумку перед отлетом. Боже, я бы все отдала за одну единственную книжку! Наверное, я скучаю по печатным изданиям даже больше, чем по горячему душу и городской еде. Еще немного сокрушаюсь над своей непредусмотрительностью (да кто знал, что несколько дней мы будем не вылезать из палатки!), и решаю немного поспать.

Спустя пару часов из соседней палатки доносится клич — Геолог зовет меня отобедать. Егор оставил нам легкий перекус — пакетик супа, пару сникерсов и пачку печенья, а также маленький котелок и горелку. Мы раскладываем еду, расправляем ножки у конфорки и понимаем, что ни у кого из нас нет ни спичек, ни зажигалки. Я вылезаю из палатки, чтобы попросить огоньку у соседей по лагерю, но как назло снаружи никого нет. Вот и разогрели супчик.

  • Ну, раз такое дело, предлагаю по коньячку!

Геолог достает из рюкзака кизлярский коньяк «Лезгинка» и разливает по кружкам жидкость темнозолотистого цветас янтарными отблесками. Поминаем суп и закусываем сникерсами. Александр Великий рассказывает про жизнь в Якутии, свою семью, братьев и тетушку, я внимательно слушаю и тактично отказываюсь от добавки, мотивируя тем, что нам еще несколько дней идти, и ему коньяк может понадобиться как никогда. Дождь лупит по палатке сильнее и сильнее.

Мы еще немного сидим, доедая крекеры с луком, потом я откланиваюсь и возвращаюсь к себе в палатку. Внезапно, решаю помыть голову в водопаде, несмотря на холодную воду и совсем не солнечную погоду (это все коньяк!). За процессом наблюдает евражка и, кажется, вздрагивает каждый раз, когда я лью себе на голову ледяную воду. Ну да, шампунь в холодной воде плохо пенится, вот и все минусы, а температура сойдет, главное потом обмотать голову теплым полотенцем и бежать в палатку.

Дождь все не прекращается. Рада, что решила остаться в лагере. В спальнике тепло и сухо.

А тем временем моя группа:

К ужину возвращается группа, что-то рассказывают, говорят, зря мы не пошли, видели, мол, много интересного. Я не верю, они просто дразнятся, что можно видеть в тумане? Рассказываем Егору о нашей неудачной попытке сварить суп. «А вот если бы пошли с нами, то вы поели бы теплого супа да выпили вкусный чай», — говорят ребят. Да, но сколько можно есть?

Готовим ужин. Я наконец-то избавилась от одного трехкилограмового пакета из рюкзака и сбагрила пачку сахара.

Тем временем дождь все не прекращается. Туман стал гуще, теперь стало сложно разглядеть свои палатки. Мы снова прячемся, и от нечего делать ложимся спать. Я до последнего оттягиваю сон, пытаясь то рисовать, то писать, и не зря — ближе к ночи выползает Егор и предлагает неспящим сыграть партию в «Имаджинариум». Собираемся под навесом, освещенным супермощным фонариком Васи, воздух заметно остыл, я переминаюсь с ноги на ногу, пританцовывая чтобы не замерзнуть, и в какой-то из ходов вытаскиваю карту с вулканом. «Радость нашего похода», — объявляю я, думая, что загадала слишком очевидное. Но отгадывают не все. В итоге побеждает Саша, мы довольные возвращаемся к своим спальникам и смотрим приятные сны.

 

PS: так как фотографий в этой истории мало, делюсь одним из многих видео с евражкой.

Свежие комментарии