Записки о Камчатке. 470км в Козыревск.

До Козыревска из Елизово ехать 10 часов по дороге БЕЗ асфальта. Я бы на этом и закончил твою историю про пятый день, но давай, выкладывай свои подробности.

В 10 утра по всему автобусу слышно звук откупоривающихся бутылок. Все дело в том, что без пива невозможно преодолеть следующие 470 км. Мы едем в Козыревск, что находится в центре Камчатского полуострова. Именно оттуда туристы отправляются в треккинг к Толбачику и Ко — группе северных вулканов парка «Вулканы Камчатки». Дорога предстоит долгая, лишь треть ее проходит по асфальту, остальное — гравийная насыпь. Едем на ПАЗике, что должно хоть немного скрасить нам дорогу. Так что, пользуясь случаем, выражаем спасибо супермаркету «Шамса» за спонсорство нашей дальней поездки и настроение на весь день (кстати, два яблочка стоят 100₽, два никтарина — 250₽, «Активиа» — 230₽, арбуз — 70₽ за кг, журнал «Cosmopolitan» — 400₽, «зато на Камчатке много рыбы»). 

А мы потерялись в датах. Теперь отличаем дни лишь по погоде — солнечный день, дождливый, пасмурный, ясный… Время исчезло. До конечной цели измеряем расстояние в остановках. Например, до Козыревска три остановки — одна в поселке Сокоч, другая на обед в Мильково и третья у реки Камчатка. Пока из пяти дней активным был только один, до сих пор мы только и делаем, что спим и едим. Похоже на обычный отдых.

Тем временем вместе с пивом закончилась и асфальтированная дорога. Нас начало трясти, а потом… мы привыкли. Ожидали гораздо худшего, а на самом деле по неровности с этой грунтовкой может сравниться масса дорог Подмосковья с асфальтом – трасса Петропавловск – Козыревск это полноценное шоссе, только без асфальта. Скорость, например, машины развивают обычную — 60-80 км/ч. Да и в пазике, как оказалось, можно спать. Я развалилась на два сиденья, вытянув ноги, в дальних поездках всегда не знаешь, куда их деть так, чтобы было удобно, и переодически поклевывала носом. Когда оборачивалась назад — все занимались тем же. У меня нет фотографий, но есть видео, которое лучше всего передаст наши ощущения.

Первую остановку делаем в поселке Сокоч, где живет «пирожковая мафия». У дороги стоит около 30 ларечков, говорят, они пришли на смену смекалистым бабкам, которые сразу просекли удачное местоположение поселка (на туристической дороге) и стали приторговывать пирожками с тележек, сооруженных из детских колясок. Теперь здесь один за другим небольшие бараки (такие как раз в Москве сносят), и во всех предлагают знаменитые на всю округу пирожки: и сладкие, и с мясом, и с рисом, с яйцом, с сезонной ягодой… любые есть.

Особенно советуют те, что с яблоком и кисло-сладкой жимолостью. Ее бесконечные заросли — это тоже символ Камчатки. Жимолость можно, разумеется, заменить брусникой или голубикой, коей тоже здесь пруд пруди, но разницы не будет — пирожочки горяченькие, огромные, и начинки полно, аж у самых краев, и 90₽ за такой не жалко, ведь по размерам там внутри будто спрятан маленький чихуа. Смотрим, все дальнобойщики тусуются около лавочки с названием «Пирожковый рай» (известно, что вкуснее всего кормят там, где больше всего дальнобоев, так как они чем попало на маршруте питаться не будут). И правда, рай. Кстати, приставы прикрыли «рай» на 20 суток за пару недель до нашего приезда по причине того, что общественная уборная была расположена слишком близко к столам, где кормят посетителей. Как туристы жили без пирожков в дороге до Козыревска?

Следующая остановка — Мильково – середина маршрута. Очень большой поселок, но все же поселок. Понятия не имею, чем живут местные жители, ведь до большого города полдня езды, а в самом поселке, кажется, и нет никакой жизни. Мы подъезжаем к кафе «У фонтана» (оно у фонтана!!!), где нас ждет обед и типичная низенькая, сердитая на первый взгляд женщина за прилавком. Егор говорит, камчадалы суровый народ с первого взгляда, кажутся недоброжелательными, однако в душе добрейшие люди. Получаем свой борщ за 130₽ и отбивные с компотом. На стене висит телевизор (первый телевизор за пять дней!), на экране пляшет какой-то российский поп-исполнитель, дичь дичайшая, лучше бы новости включили.

Быстрее всех расправляюсь с едой и иду погулять. Рядом с кафе пара магазинов, они расположились в одноэтажных домиках-бытовках, все названы женскими именами. Вспомнила деревню, когда на весь кооператив работало пару магазинов, да и то, в определенные часы.  Мимо пробегают дети. Наверное, ищут покемонов, думаю я. Интересно, а в районе вулканов есть редкие покемоны Гроудоны? Или хотя бы Чермандер? Да о чем это я… Связи здесь уже как 400км нет.

Осталось проехать половину пути. В автобусе немного душно. Едем по гравийке, нас трясет, в животе булькает суп, занять себя нечем. За окном лес, лес, лес, некрасивый лес из камчатской каменной березы. Выглядит как заросли кустов, хотя надо отдать должное, березы удивительные. Их не спутаешь с нашими привычными березками средней полосы — так раскорячились, чтобы ни один порывистый камчатский ветер не сдул. Топором такая береза практически не колется, каменная же, пилой можно, если пилу не жалко. Зато горит качественно и долго. Летом под березой медведи валяются, называются — подберезовики, а зимой только фотографы безумные сопли морозят. Господи, да эта дорога бесконечна.

Наконец пейзаж за окном меняется, мы подъезжаем к реке Камчатка — самой крупной реке полуострова, протяженностью более 700 км. Вышли, чтобы сделать несколько фотографий, и сразу же наткнулись на следы медведя у воды. Большие такие, трудно их не заметить. Егор говорит, что в хорошую погоду с реки открывается замечательный вид на вулканы, но сейчас все небо затянуто тучами, дует ветер, холодно, хочется есть и клонит с дороги в сон, поэтому фотографируем указатель с названием реки, мол, были здесь, и залезаем обратно в автобус, чтобы он поскорее довез нас до места стоянки.

Выгружаемся на стоянке в Козыревске в восьмом часу усталые и голодные. Кстати, не КОзыревск, а КозырЕвск. Ставим лагерь и начинаем готовить ужин. Открываем банку тушенки, и рядом возникает пес. Их здесь рядом с лагерем живет несколько, охраняют рыбаков от медведей. Кстати, о косолапых, Егор говорит, в прошлом месяце тут видели двух дерущихся медведей!

Есть больше не могу, нужно идти, хватит жрать и спать, это же поход, надо ножками топ-топ, а не омномном, поэтому съедаю только салат, отказываясь от риса. После ужина еще немного сидим у костра, но быстро расходимся — на утро рано вставать. И только засыпаем, как к лагерю приезжают деревенские, останавливаются, открывают двери и врубают дискотеку 90х в приемнике. Сна ни в одном глазу. Лежим и смотрим в потолок палатки, гадая, почему эти ребята такие глупые и какого лешего они приперлись именно сюда. Как я уснула, не помню, но на утро выяснилось, что «трое сильных мужчин» (Егор, геолог и Вася) вышли из своей палатки и вежливо попросили нарушителей спокойствия удалиться. Те по началу сопротивлялись, мол, мы заняли их место, но Егор дал понять, что его группа никуда отсюда не уйдет, а ребята, будучи культурными, могут оставить нас в покое. Подействовало.

PS: прочитала на «Коммерсанте» почему пирожки в Сокоче такие вкусные:

Все дело в тесте — оно невероятно нежное, с картошкой. Рецепт его пришел в голову местным хозяйкам, потому что когда-то были перебои с мукой, а картошка плохо хранилась, перемерзала, но выбрасывать было жалко. Ведь вырастить ее в этих местах непросто. Раньше тесто готовили только из картошки, воды и небольшого количества муки, а теперь некоторые хозяйки добавляют творог. Все очень просто. Картошку нужно сварить в мундире, очистить и размять в пюре. Когда остынет — добавить яйцо, муку, творог, соль и разрыхлитель (или просто соду). Если получилось жидковато, можно добавить еще муки, но немного, иначе тесто выйдет грубым. Натереть и отжать яблоки. Добавить ягоды, сахар и крахмал, чтобы начинка не растекалась. Тонко раскатать лепешку величиной с ладонь, положить начинку, хорошо защипнуть края и пожарить сначала со стороны шва, а потом с других сторон на сковородке в разогретом, но не самом горячем растительном масле. Много масла лить не нужно. Готовые пирожки можно посыпать сахарной пудрой.

 

Свежие комментарии