Записки о Камчатке. Это не Куба

— Говорил же, надо было ехать на Кубу. А ты в свою Камчатку и вулканы уперлась.

Всю ночь льет Дождь. Ветер проверяет наши палатки на прочность. Слышно, как он завывает снаружи и танцует свою партию под звуки ударяющихся о тент палатки капель. Я жалею, что оставила свой плеер снаружи в рюкзаке, потому что уснуть при таком “барабанном” сопровождении не получается — я все представляю, что нас вот-вот снесет к чертовой Бастинде, как домик Элли, и перенесет куда-нибудь на склоны Мутновского (один плюс — в гору идти не надо будет).

Кажется, в нашей палатке никто не может уснуть. Я показательно кашляю, надеясь, что вот сейчас мне ответят, и мы проболтаем всю ночь, и наши смеющиеся голоса будут заглушать барабанную песню ветра и дождя. Но все молчат. Я укутываюсь с головой в спальник, поджимаю под себя ноги и начинаю ждать.

К утру ситуация не изменилась — снаружи все тот же Дождь. Вылезать из палатки не хочется даже для того, чтобы выйти в туалет. Я переодически приоткрываю вход, чтобы не пропустить, когда все проснутся, но похоже все как я — никто не торопится на улицу. Вижу, как дежурные — Миша и Маша — пробуют приготовить нам завтрак в такую непогоду, они одеты в дождевики и шторм-штаны. Дождь такой сильный, он не сравнится с привычным дождем в Городе, что ребята больше борются со стихией и дождевиками, которые в любой момент может сорвать с них порыв ветра, чем колдуют над очагом. Вокруг них порхает Егор, одетый точно так же, только кажется, ему все равно на погоду. Все это походит на какой-то сюр. Дождь усиливается, я залезаю в палатку и снова жду.

Завтрак Егор приносит каждому в палатку, чай тоже кипятят внутри. Норвежская служба, прогнозу которому доверяет Егор (хотя казалось бы, какое дело до Камчатке норвежским синоптикам), оказывается права на счет грядущей бури, хотя со сроками и они промахнулись — обещали ненастье с вечера до утра, а шторм пришел лишь ночью. Действительно, на Камчатке погода непредсказуемая.

Дождь замолкает к 11 часам. Но к этому времени у нас первые потери — на второй вахтовке уехала группа “Лайт”, которая соседствовала с нашим лагерем из-за той ситуации с медведем накануне, а из нашей группы эвакуировали Сережу из-за ухудшившегося самочувствия. Пользуемся затишьем, чтобы размять ноги и дойти до соседней горы. Через десять минут начинается вторая волна ливня. На этот раз он полностью горизонтальный. Кто-то все еще пытается стоять на улице, облачившись в дождевики, надеются на улучшение, но ни в одной из сторон не видно ни намека на просвет, наоборот, сзади на лагерь надвигается новый циклон, и Егор командует вернуться в палатки.

Мы как будто на отдыхе: спим, едим, снова спим.

Время тянется медленно. Никто не ожидал, что целый день придется провести в палатке (хотя, это безусловно лучше, чем топать под дождем куда бы то ни было). Мы играем в карты, спим, разговариваем, снова спим, будто пытаемся запастись энергией на 8-дневный маршрут. Дождь прекращается, мы вылезаем наружу для легкого перекуса и небольшой лекции от Егора — он еще раз хочет напомнить, что нас ждет впереди.

— Посколько у меня нет прямых обязательств, я могу говорить вам утрированную правду и всячески пугать. Я предпочитаю говорить группе все как есть, чтобы максимально подготовить к предстоящему. Мой совет — берегите в сухости спальный костюм, только он ваш единственный шанс согреться после целого дня под таким дождем.
— Надо бы завтра заехать в лавку, а то при такой погоде понадобится допинг.
— Я вообще удивлен, что у вас ничего нет.
— Так мы ждали команды.
— По моему опыту, если группе сразу сказать, что на маршруте разрешено пить, все напьются еще перед выходом и никуда не поедут.

Дождь действует на нервы. Пока я в палатке, кажется, что ничего серьезного не случится, но стоит только представить нас идущими под рюкзаками в дождь, который никогда не закончится, мне становится не по себе — я не боюсь больших расстояний, долгих переходов, отсутствия душа или холода (хотя я по-прежнему думаю, что взяла мало теплых вещей), но я действительно ненавижу дождь. Он все портит.

Делать нечего. Скучаю по книгам. Все, что у меня есть, это блокнот с ручкой и краски. Рисовать с натуры сейчас так себе идея, поэтому продолжаю писать. Вспоминаю случаи, когда еще ненавидела дождь. Был один момент на Селигере, когда стоянку нашей делегации затопило (конечно, кто ставит лагерь в низине?). По колоне в воде мы перетаскивали вещи и палатки на сухое место и по цепочке из подошедших на помощь членов других делегаций передавали тазы и ведра с водой из скопившегося озера в нашей низине. Другой случай произошел в Исландии в том году, когда мы приехали в Ледниковую лагуну и попали под горизонтальный град, который больно хлестал по лицу. На нас надели мокрые отсыревшие гидрокостюмы (фууу), которые должны были защищать нас от ветра и дождя, но из-за которых холод чувствовался еще сильнее. В обоих случаях к ночи мы оказывались в тепле, на следующий день вылезало солнце, мы высушивали вещи и больше не вспоминали о случившемся. Только здесь этот Дождь не закончится никогда.

Окей. Дождь прекратился. Но его сменил шквалистый Ветер. На глаз, местами до 20-25 м/с. От скуки опробовали дождевик на летучесть. Сопротивляемость воздуху 100%.

Ужин вылетал из тарелок, по воздуху перемещались листья салата, огурцы и хлебные крошки. Мы гонялись за едой по всей стоянке, старались не оставлять после себя ничего, что могло бы привлечь медведя. Разожгли костер. Ветер поддувал пламя, не давая ему потухнуть. Мы собрались вокруг, встав на безопасное расстояние, чтобы нас не достали искры, и тут Ветер стих, что выкупило нам немного спокойного времени. Подозреваю, есть магия в том, когда наши 6 Саш собираются вместе.

Небо над нами прояснилось, стали видны первые звезды. Здесь должно быть чудесно наблюдать за звездным небом, вдали от фонарей городов, лежа на мягком мхе, подложив под голову свернутый спальник…

Мы снова поем у костра. На этот раз туман обходит нас стороной, обступает со всех сторон, но на нашу стоянку не лезет. Кажется, что стихия нас миновала. Норвежские синоптики обещали солнечное завтра, и мы, разумеется, верим.

Но через час, когда догорают последний дрова, погода снова бунтует. Той ночью палатки ходят ходуном, что приходится выходить и подтягивать растяжки, закрепляя их булыжниками. Я снова залезаю с головой в спальник, в этот раз даже не высовываю нос, чтобы подышать. Удивительно, пока ты лежишь внутри, кажется, ты в безопасности, ничего вокруг не существует, здесь тепло и сухо, спальник обволакивает, становясь для тебя маленьким миром, и даже разгулявшийся Ветер не может нарушить покой.

Свежие комментарии