Записки о Камчатке. Сталкер.

-Время на Камчатке течет по-другому.
Вдали показалась макушка Вилючинского вулкана.
— Да, это уже не Москва.

Утренние неспешные сборы и вкусная каша на завтрак. Кажется, все полны энтузиазма. Не терпится отправится в путь — мы стоит с рюкзаками перед входом задолго до положенного времени. Егор хвалит нас и говорит, что первые три дня покажут, кто на что способен. Хоть нам и не нужно будет тащить вещь рацион питания на себя и до места подъемов нас подвезет вахтовка (нам повезло больше чем предыдущим группам: снег сошел, и машина сможет проехать прямо к подножию вулканов, на которые мы планируем залезть), эти пара дней очень важные, чтобы правильно осознать свои силы. Вечером третьего дня мы вернемся на турбазу, чтобы переукомлектоваться, еще раз проверить все нужное снаряжение, после — уйдем в по-настоящему дикие места и будет блуждать там на протяжении восьми дней. Все на себе, более 100км на своих ногах, в гору, по холмам, через переправы, в дождь, под палящим солнцем, сами по себе, никто не придет на помощь, волшебник на вертолете прилетит только в действительно экстренной ситуации, о которой сейчас не хочется думать. Впереди путешествие к Мутновке — действующему вулкану в 70 км от ПК.

Нас провожает пес Малыш, великан размером со взрослого мужчину. Машет хвостом, встает на задние лапы, и мы с ним кружимся в танце перед вахтовкой, пока водитель — серьезный дядечка размером с Малыша, — не подгоняет нас, говорит, пора в путь.

В вахтовке уютно. Мягкие сиденья, занавески, над головой Егора болтается розовый заяц. Первую часть пути, пока выезжаем за черту города, едем по асфальтовой дороге. Егор объясняет простые правила поведения в походе, а также рассказывает длинную лекцию про медведей, с которыми мы еще столкнемся. И пока он, ерничая, повествует о способах защиты, мы въезжаем на Объект Незавершенного Строительства.

— Кто-нибудь читал Стругацких?
Поднимаем руки.
— Как думаете, на какой из рассказов похожа наша поездка?
— Пикник на обочине.

Вахтовка смело, не замечая многочисленные ямы и валуны под колесами, двигается вперед, увозя нас прочь от Цивилизации. Объектом Незавершенного Строительства называют дорогу, что ведет до Мутновской ГТЭС и Дачных источников. Это бездорожье. Рассказывают, что после того, как один гид провез в 50-й раз по этой дороге группу туристов, то у него изменилось положение почки и он потерял сознание. Я всю дорогу чувствую себя собачкой, той, которая обычно стоит на приборной панели у маршрутчиков и дергает головой из стороны в сторону, когда машина ловит колдобины. Ехать 70 км по такой дороге около 4 часов — вполне возможно, я приобрету нервный тик.

Первый новости плохие. Мы не можем стать лагерем на первой стоянке, так как буквально десять минут назад там заметили медведя. Какая-то группа оставила после себя гору мусора (медведи очень чувствительны к запахам, поэтому все отходы рекомендуется сжигать или увозить с собой), и мишка вылез из «местных» кустов аккурат, когда группа «Лайт» собралась ставить палатки. Егор, посовещавшись с водителями, принимает непростое решение переехать на другое место, где не будет медведей, но где будет сильный ветер. Он не хочет встречаться с мохнатым жителем Камчатки, потому что в его памяти еще свежи воспоминания об инциденте с тремя девушками из его предыдущей группы (три девушки пошли купаться на ручей, и пока они мылись, из кустов вылез медведь, все обошлось, Егор шутит, что медведь потерял невинность, увидев голые тела дам, но нам не смешно).

Ставим лагерь на холме. Кажется, мы стоит посреди Ничего — черная бесконечность, хмурое небо и обещанный промозглый ветер. Так могла бы выглядеть Изнанка Мира.

— Дождик нам обещали.
— Кто этот мерзавец?
— Норвежская метеослужба.

Егор предупреждает, что к вечеру прогнозируют страшную бурю. Кажется, я взяла мало теплых вещей.

После перекуса (хлеб, кабачковая икра и колбаса) отправляемся гулять на Мутновскую ГТЭС. Среди черного Ничего электространция выглядит как призрак цивилизации. Сооружения настолько выделяются своей чистотой и новизной, что появляется ощущение нереальности. Необычное место для прогулок, но это здесь обычное дело — за станций находятся Дачные источники, такой мини-вариант Долины гейзеров. Электростанцию построил Чубайс и она является единственной в России гидро-термальной станцией, работающей за счет энергии термальной воды. Из-под земли вырывается пар, стоит жуткий грохот, воняет сероводородом, кругом почти ничего не видно – в общем, все признаки преисподней налицо.

— Ну точно Зона из Сталкера.

Мы спускаемся вниз к ручью, воду из которого рекомендуют не пить, так как в ней полно ртути. Пейзаж вокруг сразу изменился – склоны покрыты не просто растительностью, а замечательными цветами, названия многих я и не знаю. Поднимаемся по крутому склону, помогая себе палками, наши ботинки утопают в грязи, но вот перед нами очень странное ущелье с разноцветными выходами на склонах и кипяще-бурлящими на дне озерцами, из которых поднимаются столбики раскаленного пара. Это и есть мини-долина Гейзеров. Она действительно очень маленькая – метров 200 в длину, и еще меньше в ширину. И все артефакты в ней тоже игрушечного размера – самые большие озерца примерно по 3 м в диаметре, а самые маленькие… а их можно вообще не заметить.

Запах сероводорода здесь еще сильнее, чем на станции. Кажется, что всюду варятся подпорченные яйца. Егор предупреждает об осторожности — можно нечаянно встать над каким-нибудь мини-гейзером и быть ошпаренным будто большим,

Вечером мы поем малоизвестные песни у костра, пьем вкусный горячий чай с имбирем и кажется, никакой бури не будет.

Наблюдаем, как плато под нами постепенно затягивает туманом, точь-в-точь как в фильме ужасов. Совсем не хочется спать, у костра тепло, но Егор волевым решением доигрывает на гитаре последнюю песню, и только мы в палатках залезаем в свои спальники, начинается Ад.

Свежие комментарии