Воспоминания о Новой Зеландии. 6

У моей принимающей семьи жили две кошки. Одна постоянно как хозяйка ходила по второму этажу и частенько занимала одну из кроватей в нашей комнате. Так как Саяка практически не появлялась дома, она лишь пару раз в неделю объявлялась, чтобы собрать новые вещи в свою розовую с логотипом школы спортивную сумку, то кошка в первую же неделю облюбовала мою подушку и одеяло. Я и забыла, какого это спать, когда питомец лениво, но в то же время властно валяется на твоем спальном месте, и ты вынужден пристраиваться на ночь где-то сбоку, частенько совсем с краю, чтобы не тревожить зверя. Иногда ты хочешь перевернуться во сне, потому что затек бок, на котором лежишь, но ты не можешь этого сделать, так как кот лежит прямо у тебя в ногах и, на удивление, в такой момент к его весу прибавляется килограмм десять, что и оказывается большущим препятствием для смены твоей позы, поэтому ты героически продолжаешь лежать на том самом затекшем боку, боясь потревожить животное. А еще оно мурлычет тебе в ухо.
Когда Саяка все-таки была дома, она любила почесать кошке шею, но не церемонилась с ней, брала в руки и передвигала с занятого ей места. Практически всегда моя соседка закрывала на ночь дверь в нашу комнату, оставляя животное внутри, мирно посапывающее где-то в районе наших кроватей. Ночью я вспоминала ее недобрым словом, потому что постоянно мне приходилось просыпаться от скрежета кошки о дверь, вставать и выпускать ее в коридор. Саяка же всегда мирно посапывала и никогда не слышала, как животное скребется наружу. Она вообще спала как убитая. Однажды я вернулась из клуба и обнаружила, что входная дверь закрыта на верхний замок, от которого у меня не было ключей. Было 04.00 утра. Мой телефон почти разрядился, оставалась пару процентов, но батарея уже предательски мигала красным цветом. Я попыталась постучать в окно нашей комнаты, потому что это было единственно окно куда я могла дотянуться, а Саяка была единственным человеком, когда было не страшно будить. Но ни от стука, ни от звонков на телефон она не проснулась. Я продолжала стучать, но реакции не последовало ни-ка-кой. Часто по вечерам я слушала музыку и клеила свой альбом, Саяка в это время ложилась спать, я делала музыку потише или тянулась за наушниками, а она отвечала, что для нее громкость не проблема — казалось, устрой я сеанс скайпа или караоке прямо у ее уха, она и глазом не моргнет. Даже не пошевелится.
Второй кот был толстым и ленивым и практически все время проводил на первом этаже в комнате родителей. Мне иногда казалось, что он вовсе не живет в этом доме, так как я видела его всего пару раз за все три месяца.
Еще Молли любила запрыгивать на стол в гостиной в моменты, когда я готовилась к тесту или просто разбирала для сбя грамматику или читала книгу. Она садилась прямо на мои листы бумаги и внимательно смотрела на меня, ожидая, наверное, что я отложу все дела и начну гладить ее и чесать за ухом. Не тут то было. Мне нельзя. У меня Чип есть. Я его не променяю (хотя при всем кошка-то была бесшумной, не то что мой вечно орущий на измене пес).

Свежие комментарии