Записки из Новой Зеландии. День 1-3

День 1. Когда я проснулась и посмотрела на портативном компьютере, сколько нам еще лететь, я удивилась. Хотя это слабо сказано. По-крайней мере я испытала чувства раз в пять сильнее, чем простое удивление. Мне казалось я проспала всего пару часов, и я точно не ожидала увидеть на бортовом компьютере, что мне осталось лететь полтора часа. А как же почитать книжку, послушать музыку, погрустить в окно и написать какую-нибудь жизненную заметку? И только стюардессы разнесли пассажирам еду, как иллюминаторы сменили цвет (на этом рейсе China Southern вместо обычных шторок иллюминаторы закрываются тонированным стеклом, по началу, правда, когда ночью я просыпалась и смотрела в окно, мне казалось, что это такого необычного цвета небо — в этой части мира все возможно) и пилоты объявили снижении и посадке. Это были самые быстрые 11 часов в моей истории перемещений. Серьезно, то ли я так сильно устала (хотя в самолете из Сеула в Гуанчжоу я тоже спала), то ли это такие суперудобные места у аварийного выхода. В общем, не успела я осознать всего, как я уже топталась на паспортном контроле аэропорта Окленда.
В НЗ очень долгое время существовал запрет на ввоз и импорт продуктов и вещей, а сейчас власти так сильно переживают и стараются сохранить самобытность страны, что негативно относятся к привозу всякой еды с собой (по пути от самолета до таможни стоят стойки с просьбой выбросить орешки/фрукты и проч, если это не собираешься декларировать). Также я слышала, что может возникнуть проблема с провозом собственного туристического оборудования, например, палаток и специальной обуви. Что и говорить, что на кабинке таможенников висит список стран, после которых, если ты провел там 30 дней, обязательно нужно в карантинную зону — а то вдруг перезаражаешь всех киви. Кроме того всех приезжающих просят заполнить декларацию, где ты указываешь, что именно везешь в багаже (за вранье по поводу содержимого грозятся штрафом в 400000 долларов). Да еще после паспортного контроля, как только получил свой багаж, нужно пройти еще один досмотр — как раз на предмет запрещенных к ввозу товаров. В общем, не так просто выйти из аэропорта.

Школа прислала трансфер, который отвез меня прямо к моей host-семье.

Анита и Мурад (да, вам правильно кажется, что имена не очень-то новозеландские, они выходцы из Южной Африки) живут в милом доме на холме, в 20 минутах езды к северу от центра Окленда. В целом, все довольно уютно и кормят вкусно, если бы не отсутствие в доме центрального отопления, из-за чего меня уже с самого начала снабдили грелками и теплыми одеялами, в которые я в последствии не стеснялась кутаться, стоило только зайти с улицы в дом. Еще у меня есть соседка по комнате, из Японии, но она практически не появляется дома, так как проводит все своей время со своим бойфрендом (семья, между тем, не устает шутить по этому поводу — мол, все японки приезжают в НЗ в поисках бойфренда и практически всегда их находят, одна гостившая у них девочка даже сыграла свадьбу и получила разрешение на пребывание, да и вообще, почти все их гостьи нашли себе здесь бойфрендов/мужей, ха, а я то думала, на что они намекали, когда расспрашивали меня про мои отношения…). А, и по дому свободно перемещается кошка, которая так и наровит запрыгнуть на мою кровать и сунуть нос в мой шкаф, но мы с ней, кажется, нашли общий язык.

День 2. На следующее утро, меня проводили прямо до стойки регистрации в школе, отдали из рук в руки координаторам, которые заполнили недостающие документы, сфотографировали наши паспорта с визами и физиономии (кроме меня учебу начинало еще человек 8-9). Зря я надеялась, что раз фотография сделана на планшет, то ее не будут нигде использовать (а я как всегда сделала глупое улыбающееся всеми щеками лицо) — ее поместили прямо на обложку студенческого. Координаторы поговорили с нами, провели короткий курс ориентации и, распределив каждого на основе пройденного теста в группы по уровням, раздали расписание на неделю. Потом activities-координатор поводил нас по городу, показал, куда можно сходить в свободное время, мы купили билеты на автобус (цена которого меня до сих пор шокирует, потому что ну нельзя быть такой высокой — 190 новозеландских баксов за проездной на месяц, ну как же так..), купили адаптеры для розеток и симкарты, покушали и нам разрешили идти по домам и не посещать в этот день классов (директор школы нам сурово указала на то, что посещаемость должна быть выше 80%, иначе мы не выполним курс, и самое страшное не то, что мы завалим тест и не перейдем на следующий уровень, а то, что иммиграционная служба может запросто аннулировать визу, хотя, наверное, это больше относится к тем, кто делал студенческую на больше чем 3 месяца, я же решила, что получить такую визу будет очень сложно, нужен большой банковский счет и прохождение медосмотра у специального доктора со всеми бумажками и заключениями, поэтому я подала на обычную визиторскую визу, избежав всей этой суеты с документами, хотя, разумеется, три месяца — это слишком мало для изучения языка, за это время при хороших обстоятельствах можно подняться на два подуровня, а для завершения хотя бы одного уровня нужно как минимум полгода).
После школы моя семья любезно предложила показать мне дорогу на автобусе домой, так как Анита работает прямо напротив здания школы, однако вместо автобуса приехал Мурад и отвез всех домой, но автобусной дорогой, дабы показать мне где следует слезать с автобуса (кстати, в автобусах очень интересная система отметки о проезде — нужно приложить карточку не только на входе, но и на выходе, чтобы было две отметки, иначе штраф-штраф-штраф).

3. Забавно говорить, что я «иду в школу»: вроде бы давным-давно были эти времена, а я снова оказалась за партой, причем, что удивительно, добровольно и в трезвом уме согласилась проводить полдня в классах. Кстати, из своей группы, куда меня поместили после первоначального теста, я оказалась одна, кто старше 21. Теперь не пойму, то ли радоваться мне, то ли грустить, потому что цели, которые каждый из нашей группы преследует, как я успела заметить по первому дню обучения, у всех разные. Я сознательно приехала сюда учить язык и наверстывать упущенное мной со школьной скамьи, мне интересно, что рассказывает преподаватель, и я искренне готова проводить в школе весь день, лишь бы сдвинуться с мертвой точки, на которой я застряла со своим уровнем английского. Ребята же, многие еще школьники в своих странах, относятся к курсу так, как относится к занятиям любой ученик — считают время до конца урока, ерзают, разговаривают между собой (иногда настолько откровенно громко, буквально перекрикивая учителя), не делают домашнее задание (кстати, тут вполне нормально сказать «я не успел сделать работу», учитель ничего не скажет, а лишь перейдет к следующему с тем же вопросом), переписываются в вотсапе и порой совсем не слушают, о чем идет беседа — в общем не парятся и относятся к курсам с особой легкомысленностью. Но им можно позавидовать, что в их возрасте у них есть такая возможность приехать в другую страну и учить язык в реальных условиях. Я в свои 18 лет об этом не задумывалась, потому и не знала, что такие программы существуют, поэтому в свои 23 приходится наверстывать упущенное, но уже с более серьезным подходом, потому что а) нельзя тратить время б) кто знает, когда такая возможность будет еще. Наверное, единственная вещь, о которой я жалею, это то, что в свои школьные годы не воспринимала всерьез уроки английского и не старалась больше, тогда бы мне не пришлось расплачиваться чрезмерной серьезностью в более взрослом возрасте. С другой стороны, тогда бы не было этой поездки и других тоже не было бы, поэтому кто его знает, как на все это смотреть. Anyway, рассказывать все же я буду о другом.
Пошел третий день, а я до сих пор не могу поверить, что я где-то на другом конце глобуса, восточнее Австралии, где время бежит вперед на 10 часов, где люди первыми встречают новый день и что, чтобы увидеться с друзьями, мне нужно лететь больше 24 часов через всю южную часть мира и чуть-чуть через северную.
Самое занятное во всей этой истории — ложиться спать, когда у твоих знакомых еще день в самом разгаре. «- Ты что делаешь? — Я в университете на парах. — А я уже ложусь спать». Вот такие разговоры.
Другая занятная вещь — то что после недолгой осени, которую я даже не успела толком наблюдать в родном городе, в моем календаре наступила весна, снова можно смотреть, как на деревьях появляются листья, цветут ромашки на газонах и люди постепенно снимают с себя все теплые свитера и куртки, переодеваясь в шлепки, шорты и майки. И так необычно думать о том, что лето наступит в декабре — второй раз в этом году.

свидетель времени

Свежие комментарии